к оглавлению       к следующей



МЫСЛИ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

Глава 6
СУЖДЕНИЯ О ЖИЗНИ И СМЕРТИ






Лишь на вершине постигают одиночество, в иных же местах - ощущение столпотворения.


Пустое в сем мире только усугубляет его бесконечность и однообразие...


Мир несовершенен, оттого и наши желания неистощимы...


Когда бы жизнь жили с конца, то многие предпочли бы не умирать, либо родиться задолго до смерти.


Древо всякой судьбы имеет только одну ветвь, цветущую в молодости и усыхающую к концу дней.


Не раз замечено, что все дурное подобно клею, а все хорошее напоминает постную кашу, слегка лишь подслащенную похвалами...


Предусмотрительное провидение снабдило каждого той мерою ума, какою оный в состоянии распорядиться, но ему же достается исправлять все человеческие глупости.


Прорезывающийся зуб мудрости причиняет большие мучения, но многие почти сразу обнаруживают в нем преогромное дупло, либо шаткие основания.


Ежели бы дни, проведенные в праздности, не засчитывались в жизнь, то многие остались бы вечно молодыми, а иные бы и вовсе не сподобились родиться.


Деяния людей таковы, что привязанности иного устыдится и позорный столб, и сама веревка.


Разум на пути к богатству достигает уничтожения своих желаний и побуждений к действию.


Каждый имеет собственные понятия о жизни: так свинья полагает свою лужу центром мироздания и средоточием всех благ.


На крутых поворотах судьбы тех заносит направо, других налево, а третьих вообще выбрасывает на обочину жизни...


Слишком горячие в прошлом теперь прохлаждаются в геенне огненной...


Иной пеняет на то, что его жизнь в книге Судеб записана с вопиющими ошибками, и уже более ничего не делает, кроме этих ошибок.


Отнюдь не каждый покойник при жизни был человеком, а многие даже и после смерти не обнаруживают признаков жизни в прошлом...


Блуждающему в потемках кругом мерещатся свечки, а слепому - только стенки да искры.


Хворь одолевает человека изнутри, но умирает вместе с ним.


Почивший от чумы уже не переболеет ветрянкою и не прослывет ветреником.


Плохой лекарь служит перевозчиком на реке жизни, ибо везет больного поперек ее потока.


Кому суждено расстаться с жизнью на плахе, тот не умрет от сердечных ран и дуэлей.


Старость наступает тогда, когда от преодоления трудностей человек переходит к борьбе с неурядицами.


Мудрец, ты утверждаешь, будто ничто в природе не возникает из ничего и не исчезает бесследно! Скажи, куда же девается молодость и откуда берется старость?


Отчего только в старости человек начинает понимать, что молодость потрачена впустую?


Старики, однако, полезны даже тем, что не дают поскользнуться молодым на скользкой дорожке жизни, посыпая ее песком мудрости...


Человек оглядывается, когда впереди остается уже совсем мало, а цель жизни так и не обнаружена, либо ее обронили где-то по дороге к смерти...


Часы жизни спешат в молодости, но к старости начинают отставать, так что к смерти человек успевает вовремя.


Только кончиною прерывается цепь злоключений нашей жизни, но звенья оной и после смерти сковывают...


Парадокс бытия состоит в том, что безвременная кончина лишает нас всех земных радостей, но препятствует дальнейшему грехопадению.


Покидая сей мир должно прибрать за собой и замести следы своего существования.


Ежели каждый прихватит в могилу хоть малую толику дурного, то насколько мир переменится к лучшему, и как со временем испортится земля...


В каждом человеке сидят двое непримиримых - смерть примиряет всех.


Все хотят в вечность, доколе их туда не пригласят насовсем...


С того света нет вестей по причине отсутствия курьеров и дипломатических отношений.


Ежели жизнь - игра, то мы игрушки, а ежели нет, тогда во что же мы играем?


Смерть всегда застает врасплох, но иные умудряются даже ее проспать...


Лукавый муж, ты непременно будь уверен, что в геенне огненной надежный истопник и отменное поддувало!


К сему добавлю только, что лучше быть здравствующим литератором, нежели покойным императором...


Смысл жизни состоит в том, чтобы от тебя в этом мире осталось хоть что-то, помимо метрических записей и холмика за оградою...





к оглавлению       к следующей